На главную Имерети История Имеретинского царства Присоединение Имеретии к России
Присоединение Имеретии к России
Присоединение Имеретии к России — это история того, как имеретинский царь Соломон отчасти добровольно, отчасти по принуждению генерала Цицианова начал переговоры о вхождении в подданство Российской империи, подписал Элазнаурскую конвенцию, но затем был низложен российской армией и регион Имеретия (без Гурии, Мегрелии и Абхазии) вошёл в состав Российской империи как Имеретинская область. Это событие оказалось в тени более крупного (присоединения Картло-Кахетинского царства) и постепенно выпало из поля зрения историков и публицистов. Его почти не упоминают и не обсуждают.
Предыстория
Первая попытка договориться с Москвой случилась ещё в 1651 году, но не имела последствий. В 1660-е годы Имеретинское царство впало в хаос Междуцарствия, и были ещё попытки наладить контакт, но столь же безрезультатные. Дела пошли серьёзно после 1768 года, когда Россия начала войну с турцией и предложила царю Соломону I присоединиться. Соломон согласился. Россия помогла ему вернуть несколько крепостей, но потом обменяла всё на независимость Крыма. Крепости вернули туркам. Это был 1774 год. Тогда же Россия отказалась от претензий на Имеретию и признала её турецкой сферой интересов, поэтому, когда в 1783 году заключался Георгиевский трактат с Картлийским царством, Соломона очень хотелось привлечь, но обязательства перед турками не позволили.
 
Когда в 1789 году царём Имеретинского царства стал Соломон II, дела в царстве шли плохо. Кризис Междуцарствия нанёс государству непоправимый урон. Царство развалилось не независимые регионы (Мегрелия, Абхазия и Гурия), исчезла городская жизнь, исчезли все признаки государства. Если в 1651 году российских послов принимали в царском дворце в Кутаиси, то в 1802 году переговоры шли в шалаше из кукурузы где-то в сельской местности. При этом серьёзных внешних проблем не было и от турков вполне удавалось обороняться. 
 
Помощь России была бы полезна для ликвидации феодального сепаратизма. Но Соломон смотрел за тем, как Россия помогает Картлийскому царству, и не видел в происходящем никакого позитива. Если он имел какие-то иллюзии на счёт россии, то в 1801 году они были окончательно разрушены.
 
Таким образом, Имеретия не очень остро нуждалась в российской помощи: эта помощь была нужна в очень узком вопросе войны с князьями Дадиани ну или с абхазами в далёкой перспективе. Но было одно обстоятельство: Имеретия была очень слаба. Она не могла ставить условия и добиваться каких-то прав.  
1802 год
12 апреля 1802 года в Тбилиси был зачитал манифест о ликвидации Картло-Кахетинского царства и присоединении его к Российской империи. Ещё ранее, при императоре Павле, в титул российских императоров добавляется пункт «Государь Иверскія, Карталинскія и Кабардинскія земли». Теперь российский император считал себя правопреемником картлийских царей и в теории мог претендовать на западную Грузию. Впоследствии некоторые российские историки назовут имеретинских царей «мятежной отраслью Багратионов». И это было тревожно.

Весь 1802 год в Картлийском царстве шли аресты лиц царского рода и высылка их в Россию. Эти меры сильно скомпрометировали российскую власть в лице всех соседей: князь Цицианов даже оправдывался перед императором, что после этого и он и его чиновники потеряли доверие, и это кое-что затрудняет.

Появление России сразу за Сурамским хребтом кое-что осложнило для Соломона.  Свергнутый царь Давид II умер в 1795 году, но осталась его жена Анна Орбелиани и их сын Константин. Этого Константина Соломон отправил в заключение в замок Мухури, а Анна жила под постоянным подозрением. В марте 1802 года по сговору с российским командованием она бежала в Тифлис и оттуда уехала в Петербург, где стала просить спасти её сына. Российские власти приняли сторону Анны и стали давить на Соломона.

Но похоронила Имеретинское царство не Анна. Мегрельский князь Григол Дадиани, так же, как и Соломон, задумывался о своём будущем. В 1801 году у него возобновился конфликт с Соломоном из-за Лечхуми. В 1802 году в его земли вторглась абхазская армия князя Келеш-бея Абашидзе. Григол оказался меж молотом и наковальней и стал выведывать настроение российских властей. Он спросил, не дадут ли ему каких-нибудь гарантий неприкосновенности. Но российские власти сказали, что выступают за единую и неделимую Имеретию, а Григол для них никто. Тогда в октябре 1802 Григол поставил вопрос иначе: он предложил полностью перейти в подданство Российской империи.

Это было очень вовремя. Россия, скомпрометированная захватом Картлийского царства, остро нуждалась в каком-то кавказском князе, согласном на добровольное присоединение. Надо было показать, как полезно и выгодно присоединяться к России. Кроме того, империя нацеливалась на порт Поти, а из Мегрелии нападать на него было удобно. Поэтому предложение Григола сразу же принимается. Последовал обмен послами и подписание соответствующих документов. 4 декабря 1803 года Григол принёс присягу императору. 

Но пройти в Мегрелию можно было только через территорию Имеретии, поэтому самостоятельность имеретинских царей стала неприятной помехой. Кроме того сам Соломон не желал признавать новый статус Мегрелии, всё ещё пытался отвоевать Лечхуми, и пытался препятствовать контактам между Мегрелией и Россией. 

Летом 1802 года к Соломону пришло российское посольство с требованием отпустить царевича Константина. Соломон уклонялся от исполнения этого требования, как мог. И это понемногу портило настроение российским властям. Соломон тоже понимал, что Мегрелию в союзе с Россией ему не победить, что Мегрелия теперь просто проглотит Имеретию, поэтому решил выбрать из двух зол меньшее и вступить в подданство империи: 5 августа (ст. ст.) 1803 года его посол прибыл в Петербург. Параллельно он отправил послов к турецкому султану, надеясь там получить какую-то помощь. Но Турция в те годы была в союзе с Россией и отказала.

И вот где-то в августе 1803 года у российских генералов возникла идея завоевать Имеретию под каким-то предлогом. Вероятно, срочно нужен был путь на Мегрелию и Поти. Вопрос Поти тогда стоял очень остро, потому что через потийский порт и Таганрог предполагалось снабжать армию продовольствием. В переписке между Цициановым и императором не обсуждался вопрос необходимости завоевания, обсуждалась только форма. Например, Цицианов очень разумно полагал, что полное включение Имеретии в империю потребует излишних издержек, поэтому предлагал оставить Соломона и последующих имеретинских царей «при мнимом их царстве».

31 августа (ст. ст.) Цицианов написал императору, что Соломон ненадёжен, и неплохо бы ввести в Имеретию армию, отстранить его от власти и назначить царем Константина.

Александр ответил подробной инструкцией. Он писал, что Соломон посмел нападать на мегрельских послов и замышляет диверсии против Мегрелии, «против земли, осчастливленной покровительством императора», что переговоры с послами Соломона прерваны, что он «закоснелый в пронырстве владелец», и его надо ликвидировать во имя спокойствия Грузии. Но, если он вдруг раскается и выразит готовность к сотрудничеству, то ему надо  сказать, что в народе усиливается недовольство, это может привести к «смятению в царстве», и что русская армия пришла только что б спасти Соломона от хаоса. Идею привода к власти Константина император не одобрил.

Цицианов был готов вторгаться в Имеретию уже в январе 1804 года, но отвлёкся на поход против Гянджи. Падение Гянджи 15 января стало наглядной демонстрацией силы и обеспокоило Соломона. Он отправил в Гори к Цицианову послов, которые в устной форме предложили принять Имеретию в подданство Империи при условии, что Соломон остаётся царём и сохраняет за собой область Лечхуми. Цицианов категорически отказал уступать Лечхуми.

Цицианов был готов к завоеванию Имеретии, но всё же старался сначала продавить её подчинение дипломатическими средствами. Компрометировать империю низложением легитимного царя было всё же рискованно.

10 марта (ст. ст.) к Соломону отправился граф Воронцов, который вёз текст просьбы о принятие в подданство, написанный от имени Соломона, и который Соломон должен был подписать. Ознакомившись с текстом, Соломон отказался подписывать, ссылаясь на то, что некоторые пункты он в принципе не может выполнить. Цицианов стал готовить армию к вторжению, но одновременно продолжил давление: российские послы подкупили окружение Соломона, и оно уговорила царя пойти на переговоры.
Элазнаурская конвенция
14 апреля (ст. ст.) Цицианов выступил из Гори с ротой 9-го егерского полка и одной пушкой и пришёл в имеретинский Вахани. Возможно, имеется в виду замок Вахани, потому что современное село Вахани в те годы вроде бы называлось Элазнаури.

Соломон пришёл через Чхери и Леговани (Легвани). Переговоры начались между Вахани и Легвани, вероятно там, где сейчас село Марелиси. По другим данным, это происходило на поле «возле урочища Элазнаури».

Цицианов требовал подчинения, но Соломон соглашался только при условии, что Лечхуми будет признано его собственностью. Но Россия уже признала Лечхуми собственностью Дадиани и менять решения не собиралась. Переговоры тянулись долго. За Цициановым была армия империи, за Соломоном не было ничего. Он мог только тянуть время. Цицианов же давил на него всем своим грубым характером. 19 апреля Цицианов превратил переговоры, обещая вновь встретиться уже на поле боя и со шпагой. На следующий день он приказал роте егерей войти в село Серабно (вероятно, Сербаиси) и привести всех крестьян к присяге императору. Одновременно генералу Тучкову было велено придти в Али, а оттуда вступить в Имерети, занять села Колбеури (Корбоули) и Бретш (Беретиса?) и так же привести их к присяге.

Соломон понял, что его царство начинают отнимать по кусочкам. Он снова возобновил переговоры, предлагая исключить вопрос о Лечхуми из договора, с тем, чтобы обсудить его отдельно. Он думал, что сможет доказать императору своё право на Лечхуми. Александра устроил этот вариант.

25 апреля (ст. ст.) Соломон принёс присягу императору и подписал договор, известный как Элазнаурская конвенция. Договор состоял из 17 пунктов. Принадлежности Лечхуми договор не касался. Соломон обещал вступить «в вечное рабство и подданство» России, впустить российскую армию, не трогать Дадиани, а за это ему обещали сохранить династию и право суда. Почему-то текст конвенции очень трудно найти и он встречается в основном в пересказе. И то редко. Так что приведём тут все пункты по тексту генерала Дубровина от 1866 года:
1. Соломон передаёт себя со всем потомством и царством в вечное и верное рабство и подданство России.
2. Просит о сохранении ему и его наследникам права "пользоваться правами царя имеретинского" с обязанностями раба государя императора.
3. Оставить ему суд и расправу.
4. Русские войска занимают Имеретию ради порядка и спокойствия.
5. При обнаружении рудников часть дохода достаётся царю.
6. При построении нового города часть доходов достаётся царю.
7. Царь обязуется повиноваться российским властям как верноподданный раб.
8. Для русских войск царь обязуется выстроить дома с отоплением.
9. Обещает поставлять войскам провиант и фураж.
10. Обещает поставлять рабочих для разработки руд.
11. Обещает бесплатно выдавать лес для караблестроения.
12. На Мегрелию претензий обещает не иметь, пленных мегрелов вернуть, а захваченные крепости отдать.
13. Держать в исправности дороги и гарантировать безопасность проезжающим.
14. Предоставить царевичу Константину доходы.
15. Сам Константин остаётся в Грузии или России (но не в Имеретии).
16. С товаров (кои повезут из Поти в Тбилиси) пошлин не брать, но получать часть от таможенных доходов.
17. Запрещается переход из подданства Грузии в подданство Имеретии или наоборот.
Отдельно было оговорено, что за Соломоном останется та часть Лечхуми, которой он уже владеет, а вопрос принадлежности региона в целом будет решен когда-нибудь потом. Это был секретный пункт, потому что противоречил договорённостям Цицианова с Дадиани и пункту 12-му этой же самой конвенции.
 
Элазнаурская конвенция — удивительный документ, дающий Соломону «права царя с обязанностями раба». Можно вспомнить, как в 1783 году российская сторона в Георгиевском трактате старалась не использовать термина «подданство», применяя более тактичное «союз». Тут же Цицианов без всякого стеснения требует и подданства и рабства.

Вариант с исключением Лечхумского вопроса из договора был компромиссным и всех устраивал, но, как все компромиссные варианты, он содержал в себе семена зла. Нерешенная лечхумская проблема будет раздражать и Соломона и Дадиани и, в итоге, и Цицианова. Именно она погубит Имеретинское царство.

Элазнаурская конвенция стала для Имеретии чем-то вроде Георгиевского трактата, с той только разницей, что сам документ был гораздо скромнее размерами, оговаривал меньше деталей, и был подписан под принуждением. Авторы Георгиевского трактата реально желали Картлийскому царству какой-то пользы, а в конвенции Цицианов видел лишь инструмент уничтожения Имеретинского царства. 

4 июля 1804 года император Александр I подписал грамоту, принимающую Соломона в подданство.
1804 – 1809
В июле в Кутаиси прибыл статский советник Петр Литвинов, который на время стал главным выразителем российской воли в Имеретии. Мегрельско-Имеретинский конфликт не затихал, споры вокруг Лечхуми разрешить не удавалось. Литвинов пытался примирить Соломона с Григолом Дадиани, но не смог. Можно было решить вопрос грубо: признать право имеретинского царя на Лечхуми, и всё бы затихло. Но Цицианов писал, что поддерживать надо сторону слабую, как более покорную – то есть, Мегрелию. В итоге конфликт только затягивался.

Одновременно Соломон начал понимать, что не просто попал в зависимость, а пал до положения офицера имперской армии, который обязан знать и выполнять все мелкие протокольные правила. И в то же время всё происходящее не способствовало объединению царства, а наоборот, разбивало его на части, причем уже от имени империи.  Более того, Соломон видел, как был устранён царь Картли, и знал как в 1783 году был отстранён крымский хан Шахин-Гирей. Он подозревал, что и его могут ликвидировать в любой момент. Поэтому в конце 1804 года он переехал в Варцихе, резиденцию, из которой в случае опасности можно было быстро уйти в Турцию. Весь 1805 год он наблюдал из Варцихе, как его царством распоряжаются без его участия, а 1806 год принёс неожиданные события. В феврале под Баку убили Цицианова. В том же году генерал Михельсон с армией в 40 000 человек вступил через Днестр в Турцию, объявив, что он так спасает Турцию от Наполеона. В декабре Турция объявила России войну. Для Соломона это означало, что Турция больше не связана обязательствами перед Россией и сможет чем-то помочь. На Кавказе российская армия атаковала Поти и Ахалкалаки и была отбита с потерями. В ноябре 1807 года был отбит штурм Еревана. Это внушало надежды.
 
В самом начале 1807 года Соломон направил на имя императора письмо. Он писал, что Элазнаурская конвенция была им подписана под принуждением Цицианова, поэтому не имеет юридической силы. Но он готов вступить в подданство Росийской империи на каких-то человеческих условиях. Такой поворот событий удивил российскую администрацию и основательно её разозлил. Гудович писал, что Соломона надо вообще устранить, как только подвернётся случай. По его словам, Имеретия в силу своих скромных размеров вообще недостойна называться царством, а царь по своему образу жизни недостоин называться царём.
 
Император решил, что это логично. 10 февраля 1808 года был издан официальный указ низложить Соломона и отправить его в ссылку в Воронеж. Имертинское царство ликвидировать и на его месте создать Имеретинскую область.  
 
Но власти на местах не решались открывать боевые действия в Имеретии и хотели выполнить указ как-нибудь тихо и незаметно. Соломон часто бывал в Кутаиси, но в 1808 гду что-то почувствовал и скрылся в Варцихе. Теперь его надо было выманить оттуда назад в Кутаиси. Одновременно происходили события в Абхазии: 2 мая был убит князь Келеш-Бей Шервашидзе. Его сын-мусульманин стал князем, а сын-христианин (Сефер-бей) бежал в Мегрелию. Нарисовалась перспектива надавить на Сефер-бея и так подчинить Абхазское княжество. И это надо было делать аккуратно.
 
Переговоры с Соломоном растянулись года на два. К нему ездили российские офицеры, к нему посылали митрополитов, перебрали все способы, но он не приезжал в Кутаиси. Возникли подозрения, что Соломон переписывается с турками. Этому долго искали подтверждений и в итоге какое-то письмо действительно было обнаружено.
 
А Соломон продолжал гнуть свою линию: предлагал вступить в подданство Российской империи на приемлемых основаниях.Требования были такие: передать ему управления внутренними делами в Имеретии, оставить ему право решать, сколько именно российских войск в Имеретии держать, и передать ему Лечхуми. Если бы это предложение было принято, то заключённый договор во многом бы напоминал Георгиевский трактат. Но никто такой договор заключать не собирался.
 
Генерал Гудович умер в 1809 году, и теперь эти письма получал генерал Тормасов. Он ответил Соломону, что такая постановка вопроса оскорбительна для Империи, так что можно сразу об этом забыть. Одновременно он начал склонять гурийского князя к отделению от Имеретии. Соломон наверняка об этом узнал и это не улучшало его отношения к Империи вообще и к Тормасову в частности.
 
Главным по Имеретии в 1809 году был Дмитрий Орбелиани, который в ноябре 1809 года отвоевал у турков Поти. Тормасов заменил Орбелиани на Симановича, которому поручил разделаться с Соломоном. Симановичу было приказано под видом похода на Ахалцихе собрать большой отряд, перекрыть все подходы к Вардцихе, потребовать от Соломона переезда в Кутаиси, а в случае невыполнения требования начинать действовать силой.
 
В качестве ещё одной попытки Тормасов послал в Вардцихе советника Могилевского. Его разговор с Соломоном известен довольно подробно. Литературной аналогией такого разговора мог бы быть диалог князя Мышкина с Порфирием Петровичем. Соломон просил вывести российскую армию из Имеретии, на что Могилевский отвечал, что войска ну очень нужны там для защиты Имеретии от турок. Оставшись с Соломоном наедине Могилевский сказал, что положение Соломона очень скверное, он навлёк на себя гнев Государя императора, и лишь раскаяние и переезд в Кутаиси могут помочь делу. Особенно переезд. Вот особенно он.
 
— Это невозможно... это невозможно, — повторил Соломон несколько раз: — и зачем требуют от меня невозможного?
— Это необходимо, — отвечал Могилевский, — необходимо в доказательство доверия вашего к войскам, и я клянусь, что вы будете там безопасны.
 
И, уже выведя подследственного из душевного равновесия, Могилевский прямолинейно выложил козырь: он сказал, что низложение Соломона уже решено императором, что 2 000 войск уже собрано на границах Имеретии, и Мегрелия и Гурия в этом участвуют, и это конец всему, но если Соломон согласится на требования Тормасова, то всё снова станет хорошо.
 
«Лица же его я не мог в сие время видеть, ибо в продолжение трех часов бывшего между нами разговора царь взял ту осторожность, что когда смерклось, он не велел подавать свечей, и мы около часа разговаривали впотьмах, совсем не видя друг друга».
 
Решения принято не было. На прощание Соломон сказал:
 
— Если русский Император, против которого я, конечно, сопротивляться не могу, не желает, чтобы я управлял царством Имеретинским, то пусть в удостоверение своей воли напишет мне собственноручно хотя несколько строк, и тогда я сам добровольно и тотчас же удалюсь от управления царством.
 
Могилевский сказал, что и это не вариант. Он вернулся в Кутаиси, встретился с Симановичем и они решили начинать боевые действия.
Арест Соломона
Российские чиновники описывают царя Соломона II как человека неуверенного, нерешительного, зависимого и не очень умного. В каком-то смысле так и было: Соломон родился в кризисную эпоху, нигде не обучался, не знал ничего о ситуации в мире или устройстве Российской империи, не читал книг за неимением таковых, и по уровню мышления был близок к обычному крестьянину, с той разницей, что решал в жизни более сложные задачи. В 1809 году ему было 37 лет. Однако он проявил определённое упорство и, оказавшись один на один с целой империей, сумел как минимум тянуть время переговорами.

Между тем началась операция по его ликвидации. 15 февраля (ст. ст.) Тормасов перенёс штаб в Сурами, а Симоневич отправил Соломону требование подчиниться требованиям Тормасова и переехать в Кутаиси. Соломон снова начал тянуть время переговорами, а в это время собрал около себя в Вардцихе 4 000 человек.

20 февраля российская армия вошла в Имерети со всех сторон. В храмах Кутаиси была зачитана прокламация Тормасова о низложении Соломона «Я надеюсь однако же, — говорилось в Прокламации, — что ни один из обитателей Имеретии не уклонится от пути истины и, не желая себе погибели, изберёт стезю прямую, ведущую к благополучию и истинному счастию».

Кутаисцы, привыкшие к смене властей, отнеслись к происходящему равнодушно. По провинции кое-где произошли мелкие столкновения. Но постепенно, село за селом, Имеретию привели к присяге российским властям. На всё ушло около недели.

Пока имеретинцы волей-неволей избирали «стезю, ведущую к истинному счастью», армия начала окружать Вардцихе: части кавказского гренадёрского полка подошли к Риони, а части 9-го егерского горами вышли в верховье Ханийского ущелья и заняли село Хани, через которое проходила дорога на Ахалцихе. 6 марта Симанович переправился через Риони. Соломон хотел отступить в Багдати, но путь ему перекрыли, и он ушёл в Ханийское ущелье. Почти все его оставили, кроме царевича Константина и князя Леонидзе.

В ущелье Соломон оказался в окружении. Симанович требовал от него немедленно сдаться и отправиться на переговоры в Тифлис. Соломон в итоге согласился, но потребовал от Симановича клятвы в том, что его никто не тронет. Симанович почему-то согласился. 12 марта он встретился с Соломоном и дал клятву на кресте и Евангелии, в том, что Соломон не будет арестован, и что против него ни применят никакого насилия. В итоге вместо ареста Соломона получилось что-то вроде договора о нейтралитете.

15 марта Соломон отправился в Гори со свитой в 400 человек и Могилевским. 21 марта он достиг Сурами. Потом он добрался до села Дирби, где его окружил эскадрон казаков и потребовал следовать в село Вариани. Там его встретил Тормасов, который сразу переправил царя в Тбилиси. Заполучив Соломона такими трудами его отчего-то забыли охранять. Пробыв в Тифлисе весь апрель, Соломон решил бежать: в 10 мая 23:00 он сумел покинуть город, найти сторонников и уйти в Ахалцихе.

Это было не вовремя. Ахалцихский пашалык в те годы стал почти независимым государственным образованием, не подчиняясь даже Турции. В нём шла война Селим-паши с Шериф-пашой, причём первый параллельно вёл переговоры с Россией: Тормасов предлагал ему вступить в подданство империи. Ахалцихе мало чем мог помочь Соломону.
Восстание 1810 года
Ситуация в Имеретии, однако, быстро выходила из под контроля. Имеретинцы начали восставать. Соломон собрал отряд из имеретинцев и турков, и вернулся в Имеретию. Российская армия снова двинулась через Сурамский хребет двумя колоннами – через Али и через Вахани. Постепенно они разбили все отряды восставших, а Соломон отступил в село Сазано. Оттуда его вытеснили и он снова ушёл в Ханийское ущелье.

Тормасов приказал устранить Соломона физически, потому что даже беглый он всё равно был опасен. Разрешено было действовать любыми способами, вплоть до самых неэтичных, потому что для спасения человечества разрешено всё, и нет ничего священного (прямым текстом так). И казалось бы, Имеретия видала и не такие падения нравов, но в данном случае изменников и предателей найти не удавалось. «Дух всеобщей революции, — доносил Симанович 30 сентября, — почти никого не допускал склоняться на пользы, какие мог бы кто получить от приверженности к нашей стороне, и совершенно преданных нам людей … не было почти никого».

Последний бой был дан в ханийском ущелье. У Соломона было около 500 человек и 150 турок, и он занял укреплённую позицию. Российская армия атаковала его позицию с трёх сторон, и Соломон был разбит. Он ушёл в Ахалцихе и более не возвращался.

«Дух всеобщей революции» на этом и кончился. Родственники царя согласились уйти в Тифлис. Повстанцы проиграли. История Имеретинского царства знала века предательств, заговоров, продаж в рабство и убийств, но в последний момент своей независимости имеретинцы не стали убивать Соломона даже за большие деньги. Их царство не умело правильно жить, но погибало оно красиво.
 

Дамы и господа!

Благодарю за посещение этого сайта. Если Вы сочли его полезным и хотите поддержать проект, то можете сделать это очень легко. Бронируя отель в любой точке планеты, просто перейдите на сайт BOOKING.COM через баннер справа. Автор сможет выпить лишнюю чашку кофе, и его мозг будет работать чуть эффективнее.

© travelgeorgia.ru 2010-2020
контент распространяется на условиях лицензии Creative Commons Attribution-ShareAlike 3.0

Техническая поддержка Илья
Страница сформирована за 0.0261549949646 сек.