На главную История Грузии XVII век Нашествия шаха Аббаса на Грузию
Нашествия шаха Аббаса на Грузию

Нашествия шаха Аббаса в 1614 и 1616 году — два похода персидской армии под личным руководством шаха Аббаса на Картлийское и Кахетинское царства. Поход 1614 года был начат для смещения царей Луарсаба II и Теймураза I, и назначения более лояльных Ирану правителей, а поход 1616 года был предпринят в ответ на восстание кахетинцев 1615 года и был нацелен только на Кахетинское царство. Второй поход стал самой страшной катастрофой в истории Кахетии, и одним из нескольких разорительных походов на Грузию вообще, но так как он был последним походом такого рода, то запомнился лучше, и в истории упоминается чаще. 

Предыстория

В XVI веке в Азии образовалось государство, известное как Сефевидский Иран, которое почти сразу подчинило себе Картлийское и Кахетинское царства. В Картли потом было несколько войн, но отношения с Кахетией были мирными, и она пережила одно из самых лучших столетий в своей истории. В 1605 году кахетинцы свергли царя-мусульманина Константина и попросили у шаха Аббаса прислать им царём Теймураза, проживавшего при шахском дворе, и шах исполнил их просьбу. В 1606 году умер картлийский царь Гиоргий, и шах утвердил преемником его сына Луарсаба. Таким образом и Картли и Кахети были автономиями в Иранском государстве, и правили там официально утверджённые шахом правители. В Грузии их звали царями, а в Иране ханами.

 

Иногда пишут, что Грузия была независимой, а шах хотел её завоевать, но это неверное мнение: Восточная Грузия была завоёвана Ираном в 1520 году, потом временно захвачена турками, а в 1605—-1606 годах снова подчинилась Ирану. Грузинские цари правили наследственно, но в Иране любая административная должность была наследственной. Например, клан Ундиладзе наследственно удерживал должность губернаторов Фарса. 

 

К 1612 году шах полагал, что Картли и Кахети надёжные, лояльные субъекты его федерации. Но потом что-то изменилось.

 

В 1612 году к шаху бежал из Картли князь Гиоргий Саакадзе, которого по ряду причин пытался убить царь Луарсаб. Вероятно, Саакадзе нажаловался шаху на царя. Похоже, что Саакадзе был не один: историк Искандер Мунши пишет, что шах стал подозревать двух царей в сговоре против него. Так как шах лично не общался с царями, то можно предположить, что какие-то люди формировали в сознании шаха мысли о заговоре грузинских царей. Саакадзе мог быть всего лишь одним из них.

 

В зиму на 1613 год шах пригласил царей на охоту в Мазандеран, но они почему-то не явились. Иногда утверждается, что это событие вызвало гнев шаха. Вероятно, это была лишь одна из многих причин, сформировавших неприязнь Аббаса к царям, но едва ли основная.

 

В этой истории важно то, что цари не совершали конкретных недружественных действий. Шаху было не за что их наказывать. Но он хотел разобраться. 

Переговоры

Иранская армия выступила из Исфахана 16 октября 1613 года. Примерно к началу марта 1614 она пришла куда-то в окрестности Гянджи. Вахушти Багратиони пишет, что шах пришёл в Гянджу. Исканер Мунши пишет, что шах встал лагерем на реке Иори, что маловероятно. Вероятнее, что он стоял на южном берегу Куры, где-то около Гянджи. Оттуда он потребовал Теймураза к себе на переговоры.

 

Кахетинский царь Теймураз понимал, что его в чём-то подозревают, и даже построил что-то вроде оборонительной линии, но он надеялся решить проблему разговорами. Он не поехал к шаху сам, а послал свою мать, известную сейчас как Кетеван Великомученица. Ей удалось произвести на шаха хорошее впечатление, и шах почти поверил, что Теймураз не замышляет ничего плохого. Ну кому-то был нужен поход на Кахетию. Парижская хроника пишет: 

 

Шах даже захотел вернуться, кызылбашские военачальники тоже не хотели этого похода, но картлийцы и кахетинцы, все, кто был при шахском дворе, тали говорить: «Шах и войско Ирана настолько обеспокоились. Осталось три дня пути. Нас и наших детей оставьте здесь заложниками. Если ваше войско потерпит поражение, всем нам отрубите головы. Коли государь пожаловал до этого места, пусть отправится в Грузию, увидит и поймет, кто ему друг, а кто враг».

 

Мунши тоже пишет, что шах почти договорился с Кетеван, но Баграт (будущий Баграт VII) показал ему письмо от Теймураза, из которого следовало, что Кетеван говорит неправду. По Мунши, именно это вызвало гнев шаха и решение на вторжение в Кахетию. 

 

Как мы видим, у Теймураза было много врагов. И не только у Теймураза: Вахушти пишет, что в лагерь шаха ушли и многие картлийские князья. Например, оба эристава, арагвский и ксанский. И не только князья покидали царей: сами кахетинцы отказались воевать против шаха. По этой причине Теймураз собрал верных себе людей, примерно 600 человек, и с ними ушёл в Картли. Поход Аббаса стал чем-то вроде спецоперации (в терминологии 2022 года) по смене власти в Грузии.

Нашествие
Вахушти пишет, что шах перешёл Куру и вступил в Кахетию. Мунши пишет, что 21 марта 1614 года иранская армия перешла Алазани (явно путая её с Курой) и вошла в Кизики, где шах остановился встретить Новый Год.  Иранский Новый год пришёлся на пятницу 22 марта. В Кизики на новогоднем празднике шах назначил новым царём Кахетии человека по имени Иса-хан (Иессей), внука кахетинского царя Александра.
 
Шаху потребовался один день, чтобы пройти от Куры до места встречи праздника. Это значит, что праздник он провёл где-то около современного нацпарка Вашловани. Маловероятно, чтобы он успел дойти хотя бы до современного Дедоплисцкаро.
 
Из лагеря в Кизики шах пошёл к городу Греми. От переправы через Куру до города Греми шах должен был пройти примерно 150 километров по Кахетии, и мы к сожелению не знаем, каким путём он шёл. Мунши подчёрковает, что поход был не карательным, и что шах следил, чтобы никого из местных жителей не обижали. Город Греми произвёл на персов сильное впечатление и Мунши даже сравнил его с Эрамскими садами в Ширазе. Впоследствии Анна Антоновская опишет разграбление и уничтожение Греми армией Аббаса, но это её художественный вымысел. Автор Парижской хроники пишет: «Взял шах страну Кахети, разорил, разграбил и захватил крепость Торгас-цихе и все сокровищницы Кахети: кресты, и иконы, и священные писания; сокрушил собственноручно икону святого Георгия Алавердийского, сокрушил и осквернил все иконы, и церкви, и святыни. И камни, и жемчуга драгоценные сокрушенных икон и крестов отдал женам своим за украшения». Но автор явно путает события похода 1614 года с походом 1616 года. 
 
Из Греми шах пришёл в Алаверди, а там узнал про  крепость Торгва и приказал её захватить. Гарнизон оставил крепость после недолгого сопротивления. Пока брали Торгву, шах приказал возвести укрепления вокруг собора Алаверди. Эта работа заняла три недели. Из всего этого следует, что стены монастыря Алаверди — единственный материальный след похода 1614 года.

Стены Алаверди
 
Из Алаверди шах отправился в Картли, за четыре дня перейдя Гомборский хребет и, по словам Мунши, добравшись до верховий рек Qanoq и Qabri, то есть Алазани и Иори. Мунши явно путает Алазани с рекой Илто. Видимо, иранцы шли через Ахмету, мимо Кветера (верховья Илто) на Тианети (верховья Иори) и далее в долину Арагви около Жинвали. Мунши пишет, что за содействие царю Теймуразу шах приказал разорить Арзад и Танаят, вероятно имея в виду Эрцо и Тианети. По его словам, персы ловили тех, кто прятался в лесу, и что шах обратил в мусульманство 30 000 человек. Очень похоже на то, что их департировали в Иран. Это было первое крупное разорение за время похода. Оно может объяснить, почему в городе Тианети не осталось ничего исторического. 
 
У Вахушти весь поход по Кахетии описан кратко: «А шах Абаз прошёл Кахети, Картли и стал в Гори». 
 
Луарсаб и кахетинский царь Теймураз бежали в Имеретию. С берегов Арагви шах отправил гонца в Имеретию с требованием вернуть беглых царей, но имеретинский царь не пошёл ему навстречу в этом вопросе. За это шах разорил село Руиси, которое тогда считалось собственностью имеретинского царя.
 
Шах прошёл до современного района Хашури и встал лагерем между посёлками Али и Набатхеви. Парижская хроника утверждает, что он остановился в Никози, откуда совершил рейд на север, перевалил главный кавказский хребет и дошёл до Зарамага в Двалетии, но идти дальше не решился. Легенда о том, что Аббаса остановила зарамагская скала, долгое время жила среди осетин.  Мунши ничего не пишет про это. Зато он пишет, что шах построил крепости в Сурами и в Гори.
Переговоры с Луарсабом
Как уже говорилось, шах начал переговоры для возвращения царя Луарсаба. Но только его одного, ибо судьба Теймураза была уже решена. Шах мог бы просто назначить царём кого-то другого, но по какой-то причине он хотел наладить отношения с уже существующим картлийским царём. Это наводит на мысли о том, что целью похода была только Кахетия, а бегства Луарсаба шах не ожидал, и надеялся, что в Картли останется всё как было.
 
Существует каноничская версия этих событий. По этой версии, шах договорился с князем Шадиманом Бараташвили (давним противником Гиоргия Саакадзе), и тот обманом заставил царя вернуться. 
 
Но есть и неканоническая версия. Мунши пишет, что шах отправил на переговоры Ходжу Мохаммада-Резу. Переговоры шли без большого успеха, но в какой-то момент имеретинский царь Гиоргий попросил шаха передать картлийское царство его сыну. Этим письмом начали шантажировать Луарсаба, и тот решил вернуться. Князя Бараташвили Мунши вообще не упоминает, но он мог и не знать о его существовании.
 
Парижская хроника тоже пишет, что переговоры вёл Мохаммад-Реза, но упоминает и об участии Бараташвили на вторых ролях. По версии хроники, шах написал письмо имеретинскому царю, предлагая отдать Картлийское царство его сыну Александру, но только для того, чтобы этим письмом шантажировать Луарсаба. Наврное, мы уже никогда не узнаем, настоящее это было письмо или поддельное.
 
В итоге Луарсаб решил сдаваться. Он переехал из Имеретии в Картли и был встречен шахом в Руиси. Мунши пишет, что это случилось 17 октября 1614 года, хотя позже скажет, что шах ушёл в августе. Шах обещал оставить Луарсаба царём, но в итоге оставил его при себе. Мунши рассказывает, что по пути к Гори Луарсаб пытался сбежать, был пойман, и это повлияло на отношение шаха.
 
Странно, что шах тратил столько времени на переговоры и задержания Луарсаба. Не вполне понятно, чего он хотел добиться. Шах увёз его с собой в Карабах, но не назначил другого царя, продолжая считать Луарсаба законным собственником Картлийского царства. Только в 1616 году будет назначен его преемник.
 
Впоследствии его отвезли в Астрабад, потребовали принять ислам, но он отказался, и по приказу шаха в 1622 году Луарсаб был задушен тетивой от лука. Впоследствии Луарсаб был канонизирован. Некоторые современники утверждали, что низложение Луарсаба — инициатива Саакадзе («Пока жив царь Луарсаб, Грузия не успокоится», сказал он шаху по версии Парижской хроники).
 
Из Гори шах пошёл в Мцхету, и собирался разрушить город, но свои люди отговорили его. Шах в формате тура обошёл мцхетские храмы, а в Светицховели даже совершил намаз (...заставил разложить свой ковер перед патриаршим престолом и помолился...). Если под патриаршим престолом имеется в виду трон патриарха, то Аббас расстелил коврик прямо на могильной плите Вахтанга Горгасала. 
 
Шаху Аббасу приписывается разрушение монастыря Шио-Мгвиме, но маловероятно, что в том году шах стал бы этим заниматься.
 
В августе 1614 шах ушёл.
 
Были ли в том году какие-то репрессии кроме разорения Тианети и Руиси? Из описаний Мунши этого не следует, но чуть позже, описывая события 1616 года, он скажет, что шах уже вывел из Грузии 100 000 пленных. Возможно, это неудачный перевод оригинала, потому что непонятно, когда и откуда было уведено такое огромное количество народа.
 
Что изменилось в результате нашествия? Оба царства остались без царей. Картли формально числилось за Луарсабом, а Иса-хан бежал из Кахетии, поэтому в это царство назначили временного управляющего. Это было очень скверное административное решение, и не удивительно, что с этого момента оба царства погружаются в хаос. Впервые в грузинской истории пропала сама идея государственности. 
Восстание
На следующий 1615 год внезапно осложнились отношения Ирана с Турцией. 17 октября 1614 года был казнён по обвинению в коррупции великий везирь Насух-паша, который до этого работал над мирным договором с Ираном. Везирем стал Окюз Мехмет-паша. 22 мая 1615 года ему было приказано начать войну с Ираном.
 
Это событие дестабилизировало Закавказье. Против персов восстал Ширван. Кахетинцы взбунтовались во время праздника в монастыре Алаверди: это событие стало известно как Восстание Давида Джандиери. Они изгнали Иессея и позвали назад Теймураза. Чтобы не дать Теймуразу возможности вернуться из Имеретии, Аббас отправил армию численностью около 15 000 человек. Это очень много для Ирана того времени. Впоследствии шахи будут собирать армии примерно в 20 000 человек. Армией командовал Аликули-хан Шамлу, а авангардом руководил губернатор Карабаха, Мохаммед-хан.
 
Армия встала у реки Арагви, на дороге в Имеретию, примерно там, где сейчас село Цицамури. Теймуразу удалось собрать примерно 5000 человек, но он внезапно напал на противника и разбил авангард, при этом погиб его командир, Мохаммад-хан. Как часто бывает со слабо мотивированными армиями, разгром авангарда привёл к общему отстулению. Кызылбаши ушли в Тбилиси, а оттуда в Гянджу. Тут было бы интересно проследить дальнейшую судьбу Аликули-хана, который принадлежал к сильному клану Шамлу и был диванбегом Ирана, то есть, относился к 7-ми главным эмирам империи, но по какой-то причине о его жизни почти ничего не известно.
 
Это была крупная победа Теймураза и очень серьёзный провал проиранской группировки грузинского дворянства, то есть всех тех, кто пригласил шаха в Грузию смещать Теймураза. Здесь было бы интересно выяснить, каким образом Теймураз, имея при себе в момент бегства всего 600 человек, сумел набрать армию в 6000. Но об этом никто не писал.
 
(Историк Василий Потто в своё время описал это сражение как проигранное Теймуразом, и по его версии, авангардом командовал лично Саакадзе.)
 
Иран, на который уже двигалась турецкая армия, оказался под угрозой очередного турецкого завоевания Закавказья. Аббас объявил всеобщую мобилизацию (так пишет Мунши) и ввёл в дело резервные части мушкетёров. Всё было так серьёзно, что он отменил традиционное празднование Нового Года 20 марта 1616 года. Теперь это уже была не спецоперация по смене царей, а конкретно поход по физическому уничтожению кахетинцев. В 1614 году у него не было серьёзного повода для геноцида, но теперь уже был.  
Поход 1616 года
В день отменённого Нового Года шах находился где-то около Гянджи. Оттуда он вошёл в Тбилиси, где назначил царём Картли Баграта, сына царя Давида XI, известного сейчас как Баграт VII. Оттуда он вступил в Кахетию с запада, а армия Юсуф-Хана, ширванского беглербега, вторглась в неё с востока. Мунши пишет, что шах, следуя Корану (стиху 9:5) приказал убивать всех мужчин, а женщин и детей брать в плен.
 
К сожалению, мы не знаем точно, каким путём Аббас шёл из Тбилиси на Кахетию. Едва ли он шёл через Тианети, где всё уже было разрушено при первом походе. Он мог идти через Гомборский перевал  к Телави, и тогда наверняка прошёл мимо крепости Уджарма. Видимо, в этот момент Уджарма и прекратила своё существование. Однако это лишь предположение.
 
Кахетинцы бежали на левый берег Алазани, которая разлилась из-за весенних дождей, и уничтожили все лодки. Шах велел оставить всё имущество в лагере на правом берегу, и лично повёл армию налегке на левый берег. Иранцам удалось переправиться через реку, хотя они и потеряли при этом много лошадей. Это позволяет представить, какой большой и быстрой была тогда Алазани. Мунши рассказывает, что кахетинцы соорудили в лесу большое укрепление, которое иранцам удалось взять только со второго штурма.
 
Вылазка шаха на левый берег заняла 20 дней. В это время Юсуф-хан наступал с востока. Кахетинцы атаковали его под Загемом, но были разбиты. Бейлербег разрушил Загем. Мы не знаем, кто разрушал город Греми: это мог сделать шах, а мог и Юсуф-хан. Подробностей этого события не осталось. Но вот город Мачи наверняка разрушил именно Юсуф-хан.
 
Вахушти пишет, что шах: «...прибыл в Кахети, население истребил, пленил, согнал и разорил, ограбил церкви, уничтожил иконы и кресты, а украшения их роздал своим девкам. Некоторые спаслись в Пшави, Хевсурети, Тушети и укреплениях, скалах, горах и лесах». Здесь он явно цитирует Парижскую хронику («И камни, и жемчуга драгоценные сокрушенных икон и крестов отдал женам своим за украшения»). Ещё через 150 лет этот пассаж процитирует Василий Потто: «...войска шах-Аббаса вступили в Кахетию, все попирая на пути, все заливая кровью, обращая в пепел города, грабя монастыри, разбивая иконы и кресты и обращая священные украшения на туалеты своего гарема».
 
Этот страшный разгром постиг Кахетию, вероятно впервые в её истории. Весь XVI век она не знала войн. Едва ли их было много и в XV веке. Тимур навредил ей не очень серьёзно. Разве что набеги монголов в 1236—1239 годах могли иметь тот же эффект. Край был богатый и густо населённый.
 
Аббас прекратил рейд примерно 22 июня 1616 года. За три месяца в Кахетии было убито около 60000 человек и уведено в плен 100 000.
 
Шах вернулся в Тбилиси, а через несколько дней ушёл из Тбилиси на озеро Севан, поскольку ожидалось турецкое вторжение. Там он простоял три месяца, до конца сентября. Турки действительно пришли в августе, и 26 августа осадили Ереван. Шах не стал ввязываться в открытый бой, а только наблюдал издалека и совершал мелкие диверсии. В итоге 5 ноября 1616 года турки сняли осаду.

 

Последствия

Аббас ушёл, оставив в Тбилиси правителем Баграта VII, а в Кахетии Пейкар-хана. Но порядок, единажды нарушенный, не восстанавливался. Население будет бунтовать, князья затевать заговоры, что приведёт к повторному вторжению в 1625 году и Марткопскому сражению. В конечном итоге оба грузинских царства стали гораздо слабее и гораздо менее лояльными Ирану, чем до нашествий.

 

Для Кахетии нашествие Аббаса стало самым страшным разгромом после монгольских набегов, но про монголов уже все забыли, и даже нашествие Тимура было далёким прошлым, так что нашествие Аббаса запомнилось лучше всех и стало для Грузии такой же символичной катастрофой, как монгольское нашествия для России. При этом память о нём быстро начала искажаться: через 100 лет Вахушти Багратиони датировал первый поход шаха 1615 годом, а Парижская хроника, как уже было сказано выше, перенесла события 1616 года на 1614. Постепенно забылось, что походов было два, один относительно мирный и один карательный, хотя ещё Василий Потто в 1880-е годы делил нашествие на два похода, хотя и датировал второе 1617 годом.

 

В памяти людей поход стал один и сразу карательный. В таком виде он описан в романе Анны Антоновской «Великий Моурави». У Антоновской шах сразу шёл разрушать Грузию. Просто потому что он злой.

 

В советское время возник культ Гиоргия Саакадзе, и возникла тенденция не упоминать нашествия Аббаса, чтобы не привлекать внимания к участию в них Саакадзе. Поэтому в фильме «Великий Моурави» 1942 года нашествие не показали.  

Источники

Нашествие шаха Аббаса в изложении Искандера Мунши (перевод с английского)

Дамы и господа!

Благодарю за посещение этого сайта. Если Вы сочли его полезным и хотите поддержать проект, то можете сделать это очень легко. Бронируя отель в любой точке планеты, просто перейдите на сайт BOOKING.COM через баннер справа. Автор сможет выпить лишнюю чашку кофе, и его мозг будет работать чуть эффективнее.

© travelgeorgia.ru 2010-2022
контент распространяется на условиях лицензии Creative Commons Attribution-ShareAlike 3.0

Страница сформирована за 0.035588026046753 сек.