Квешети
Квешети (ქაეშეთი) — небольшое село на Военно-грузинской дороге, на правом берегу реки Арагви, у начала ущелья Хада. Расположено на высоте 1300 метров от уровня моря, населяет его примерно 250 человек. Примерно 103 километра от центра Тбилиси. Окрестности Квешети — это та самая знаменитая Кайшаурская долина, много раз упомянутая в литературе. Считается "лермонтовским" и "пушкинским" местом.
 
Современное Квешети невыразительно. Это несколько домиков в советским стиле на берегу Арагви. Есть один гестхауз, скромный магазинчик, и это все. Всё величие Квешети — в его прошлом.
 
Квешети
 
Едва ли на месте Квешети в древности кто-то жил. На Кавказе принято селиться на южном склоне ущелья, как можно выше по склону, в Квешети стоит на северном склоне на открытой местности. Вероятно, первые люди поселились тут в начале XIX века, когда поток людей и товаров по военно-грузинской дороге потребовал сервиса. Жить внизу у дороги стало выгодно, и люди стали сюда переселяться, бросая свои прежние селения. Так, наверное, опустели Старое Бедони и Старое Сефе. Позже так опустели селения верховий Арагви, когда все жители переселились в Млету.
 
Некогда в Квешети находился дом правителя Военно-Грузинской дороги. Когда Пушкин спустился с Гуд-Горы в Койшаурскую долину, он остановился в этом доме. Правителем тогда был Б. Г. Чиляев (Чилашвили). Считается, что именно во время этой ночёвки в Квешети Пушкин написал стих «На холмах Грузии лежит ночная тьма, шумит Арагва подо мною». К сожалению, дом не сохранился. И само место уже вроде бы не известно.
 
Окрестности Квешети — это то место, которое с детства сидит в памяти любого жителя бывшего СССР. Во всяком случаетого, чья школьная программа включала диктант «Славное место эта долина!». Эти лермонтовские строки считаются отражением того дня, когда в декабре 1837 года Лермонтов возвращался из Тифлиса в Россию. Ими начинается роман «Герой нашего времени».
Уж солнце начинало прятаться за снеговой хребет, когда я въехал в Койшаурскую долину. Осетин-извозчик неутомимо погонял лошадей, чтоб успеть до ночи взобраться на Койшаурскую гору, и во все горло распевал песни. (...) Подъехав к подошве Койшаурской горы, мы остановились возле духана. Тут толпилось шумно десятка два грузин и горцев; поблизости караван верблюдов остановился для ночлега. 
Лермонтовед Ираклий Андроников писал, что упомянутый в этом тексте духан находился в Квешети. Во времена Андроникова (1962) духана не было, но на его месте стоял магазин. От магазина начиналась тропа к мосту. Сейчас это место уже трудно идентифицировать. Есть выехать на северную окраину села, то справа виден мост и село Бедони за мостом.  Лермонтову предстояло перейти реку, проехать Бедони и начать подниматься влево на Гудаурское плато.
 
С этой точки на краю села вы видите и скалы Гудаурского плато, и склоны гор вокруг. Это та самая точка, вид с которой превратился в типовой школьный диктант:
Славное место эта долина! Со всех сторон горы неприступные, красноватые скалы, обвешанные зеленым плющом и увенчанные купами чинар, желтые обрывы, исчерченные промоинами, а там высоко-высоко золотая бахрома снегов, а внизу Арагва, обнявшись с другой безыменной речкой, шумно вырывающейся из черного, полного мглою ущелья, тянется серебряною нитью и сверкает, как змея своею чешуею.
Многие ещё помнят эти "купы чинар" и "как змея своею чешуею". Автор этого вот текста в своё время усиленно пытался представить себе, что такое купы чинар и на что они похожи. Вероятно, имеются ввиду скалы плато. Они действительно красноватые местами и на них действительно растут какие-то деревья. Обрывы с промоинами — справа за рекой. "Черное, полное мглой ущелье" — это ущелье Хада.
 
Потенциально Квешети — отличное место для недолгого проживания. Здесь можно зханять себя дня на три. Можно пройтись пешком в глубину ущелья Хада, можно подняться на Гудаурское плато по старой военно-грузинской дороге, можно подняться на гору Ломиси, или даже пройти вверх по Арагви до Кельского плато.
Старый подъем на Гудаури
До 1863 года Военно-Грузинская дорога за селом Квешети поворачивала направо, переходила реку Арагви, заворачивала влево и сразу круто поднималась на гору. Потом эту дорогу забросили, но она ещё существует в виде крутого, но широкого серпантина. В 1962 году Ираклий Андроников приезжал сюда, чтобы найти этот подъём. Ибо это то самое место, на котором начинается диалог между автором романа «Герой нашего времени» и Максимом Максимовичем.
 
Я должен был нанять быков, чтоб втащить мою тележку на эту проклятую гору, потому что была уже осень и гололедица, — а эта гора имеет около двух верст длины.
 
Нечего делать, я нанял шесть быков и нескольких осетин. Один из них взвалил себе на плечи мой чемодан, другие стали помогать быкам почти одним криком.
 
За моею тележкою четверка быков тащила другую как ни в чем не бывало, несмотря на то, что она была доверху накладена. Это обстоятельство меня удивило. За нею шел ее хозяин, покуривая из маленькой кабардинской трубочки, обделанной в серебро. На нем был офицерский сюртук без эполет и черкесская мохнатая шапка. 
 
В 1962 году легковая машина уже не могла осилить старую дорогу, поэтому Андроников поднялся по ней пешком. Сейчас эту дорогу видно левее Бедони, но видно плохо. Высокие кусты почти полностью скрывают её, хотя она весьма широкая, почти как современное двухполосное шоссе.

Военно-грузинская дорога
Начало подъёма
 
Странно, что эту дорогу забросили и потратили уйму времени и денег для прокладки млетского серпантина. Вероятно, не устраивал её очень крутой наклон после первого поворота, и это не удалось никак исправить.
 
Военно-грузинская дорога
Подъём
Начинаясь на высоте около 1350 метров от уровня моря, дорога забирается на 1500 метров и выходит на плато, по которому в 2022 году тянут трассу Квешети-Коби. Там она идёт по полям, между зарослей рододендронов, но уже не так хорошо заметна, а местами совсем пропадает.
Село Бедони
Село напротив Квешети, за рекой, на слиянии реки Хада и Арагви, это Бедони. Оно совсем маленькое, и ничем не примечательное. Влево на гору поднимается ВГД, а вправо, на другую гору, тоже есть тропа. там наверху сельское кладбище и старинная церковь, известная как Бедонская Квелацминда.
 

 Бедонская Квелацминда

Бедонская КвелацминдаБедонская КвелацминдаБедонская Квелацминда
 
Этот храм датируют примерно IX—X веками. Он очень архаичный, аскетичный, но всё ещё с оленьими рогами в стенах. Такие рога можно было видеть много где в горах, но сейчас это уже редкость.
 
Метрах в 150-ти на восток, за небольшим оврагом, сейчас видны заросли. В них прячутся руины старых зданий. Это явно Старое Бедони. Люди жили здесь, на высоком безопасном месте, веками, но потом забросили эти дома и переселились ближе к дороге.
 

 Старое Бедони

 
В наше время Бедони и его церковь — это такой крохотный кусочек старой горной Грузии, мимо которого почти прошли и советизация и глобализация, хотя Военно-грузинская дорога, артерия цивилизации, проходит совсем рядом. Если жизнь заставила вас провести пару дней в Квешети, то сюда стоит подняться. Отсюда хорошие виды на Квешети и Койшаурскую долину, помимо прочего.
 
Яндекс цитирования
© travelgeorgia.ru 2010-2022
контент распространяется на условиях лицензии Creative Commons Attribution-ShareAlike 3.0

Страница сформирована за 0.036322832107544 сек.